Операция «Шаровая молния» онлайн в 1080p

Операция «Шаровая молния» 7 Days In Entebbe
В 1976 году самолет, следовавший из Тель-Авива в Париж, был захвачен террористами и совершил вынужденную посадку в аэропорту Энтеббе в Уганде с целью обмена заложников на осужденных преступников. Дипломатического решения вопроса за 7 дней найти не удалось. Тогда был разработан весьма изобретательный и крайне смелый план спасения…. «Операция „Шаровая молния“ — социально-политическая драма о захвате и спасении заложников, в ходе которой неоднократно поднимаются вопросы вечного противостояния между Израилем и Палестиной. События фильма основаны на реальной истории захвата самолета, но сразу хочется отметить, что это далеко не боевик или военный фильм. Основной акцент картины сделан на раскрытии тех или иных персонажей, которые связаны с этим событием. Конечно, это не самый лучший фильм, что я видел на подобную тематику, но для одноразового домашнего просмотра вполне сойдет, но, повторюсь, многого не ждите. События фильма развиваются постепенно, подробно и без спешки. Как по мне, режиссер картины Жозе Падилья ("Робокоп», „Нарко“) немного увлекся драмой с ненужными отступлениями, поэтому сопереживание за героев со временем размывается, теряя при этом интерес ко всему происходящему. Но при всем этом сама постановка выглядит качественно и с режиссерскими придумками. Многие зрители, возможно, будут критиковать, но лично мне понравилось совмещение боевых сцен с музыкально-танцевальными вставками из параллельной сюжетной линии. Особо хочется отметить игру замечательного актера Эдди Марсана, сыгравшего министра обороны Израиля. Прекрасное погружение в образ!

Если оценивать фильм по десятибалльной системе, то я бы остановился на 5, но благодаря режиссерским придумкам добавлю один балл. (6 из 10) Фильм не обязателен для просмотра, но, если вы любите подобные темы и вы поклонники некоторых артистов, то приятного вам просмотра.
. , снявший несколько эффектных и качественных картин, оказался довольно слабым, когда дело доходит до более серьезных вопросов, нуждающихся в просветлении в кино. Пусть его 
и не рассчитывала занять место более маститых проектов вроде
, однако для себя концепт этого проекта режиссер определить все же мог.

Тут и немецкие революционеры, палестинские борцы за свободу, политика Израиля, да еще и африканские диктаторы — даже если фильм и основан на исторических событиях и вряд ли многое из структуры можно было бы изменить, все-равно, с такими ингредиентами историю подавать нужно с пристальным вниманием к деталям. А так получается полуторачасовой экскурс в конец прошлого века, с множеством вопросов к персонажам и общей идеи в целом.

Эпилог этой ленты выделяет мнение, что Израиль с террористами переговоров не ведет, что вряд ли находит поддержки у мирового общества и в реальной жизни, так еще делать такой выделенный жирным курсивом takeaway из истории фильма — язык непрофессионализма. Особенно, когда как Израиль, ровно, как и любую другую страну условно можно назвать террористической страной, вопрос лишь как расположить ваш взгляд на проблему.

Брюль играет «зеленого» революционера не имеющего понятия за что борется, в то время как персонаж Пайк не может расставить приоритеты в своей жизни. Премьер-министр и министр обороны Израиля играют в политические интриги, а невеста одного из спецназовцев забирает десять процентов экранного времени балетом, не имеющего прямой связи с сюжетом ничего общего. Одним словом, Жозе Падилься отдал судьбу данной ленты в руки сценариста, который в свою очередь никаких интересных идей на это историческое события не предъявил.
. В сердце «Операции «Шаровой молнии» лежит захватывающая и, наверное, важная история. К сожалению, в самой кинокартине она проявляется лишь периодически. Факты широко известны: террористы в составе двух немцев и двух палестинцев захватили рейс Air France, пригнали его в Энтеббе и поставили Израилю унизительные условия. Ситуация усложнилась, когда Израиль, подчиняясь своей политической доктрине, отказался вести переговоры. Другими словами, здесь есть много частей как для политической головоломки, так и для реализации в формате дерзкого экшна. Но на деле после хорошего старта «Операция» быстро превращается в какой-то «
», когда зрители вместо с экранными заложниками ждут… хоть чего-то, а Даниэль Брюль и Розамунд Пайк ходят туда-сюда со скучающим и мрачным видом.

Об операции было уже снято несколько фильмов и можно было бы вполне воспринять ещё один, если бы речь шла о каком-то неизвестном факте. Но такое чувство, что у «Шаровой молнии» нет практически никакой точки фокуса. Даже лютый цейтнот не спасает положение. Судя по всему, режиссер Жозе Падилья и сценарист Грегори Бурк не очень были заинтересованы ни в исходе событий, ни во влиянии инцидента на реальную жизнь. Здесь правят бал очевидный и не очень эффектный символизм, стильный монтаж и суровая кинематография псевдо 70-х годов.

Напряжение, эффектно генерируемое первыми сценами и самой ситуацией со взятием заложников, быстро разряжается в моменты, когда действие переносится в Иерусалим. Премьер-министр Ицхак Рабин собирает свой кабинет, пляшет под дудку хитрого Шимона Переса. Сцены политических интриг и закулисных деталей принятия решения о штурме — самая слабая часть картины, как с технической стороны (даже операторская работа подводит), так и с точки зрения раскрытия персонажей. Строго говоря, политические фигуры тут какие-то упрощенные: Рабин все задумчиво колеблется, в то время как Перес наглеет.

Что касается других героев, то «Шаровая молния» имеет туз в рукаве — повествование идёт с точки зрения террористов-угонщиков. Пока палестинцы и заложники прохлаждаются с одиозным угандийским диктатором Амином, немцы Вилфред и Бриджит предаются воспоминаниям. Поскольку угрозы убить заложников становятся нешуточными, всплывают рефлексии на тему нацистского наследия немецкой нации, чувство вины, понятий борьбы и вообще подноготной террористического движения. Очень интересный подход, который, как это ни печально, зачастую разваливается под тяжестью дидактических дискуссий. Имею в виду, Бриджит иногда перегибает палку со своими речами, из-за чего ей особо не переживаешь, а противоречивые высказывания звучат скорее утомительно.

Среди мешанины лиц можно выделить нескольких актеров. Вообще интересно, что многие образы здесь работают на контрасте. Эдди Марсан изобразил немного комичного, но всё же расчетного Переса. Брюль, конечно, представил хороший образ, а вот Розамунд Пайк разочаровала. Очевидный парик и огромные очки, а также извергаемые из её уст угрозы не наводят страха и лишь мешают восприятию. Это похоже на какую-то карикатуру в декорациях этой докудрамы. Возможно, и некоторые непонятные факты с образом героя Брюля, и халтура Пайк вызваны отчасти тем, что сценарий не смог точно определить, что должен чувствовать зритель по отношению к немцам. Они мученики? Просто пешки, которых использовали палестинцы? Они наивно верили в свою систему или всё же это люди страстной убежденности и ни остановятся не перед чем? Вряд ли предполагалось, что зритель сам додумает то, что хотел сказать режиссер конкретно в этом фильме.

Лишь
реальные события, этому
триллеру как-то не хватает драмы и, следовательно, острых ощущений. Картина концентрируется на мотивациях, а не на лицах, что есть хорошо, но чрезмерное внимание к деталям делает киноленту художественной вставкой какого-то несуществующего документального фильма. Иными словами, подход слишком сух и скучен для триллера. Интересно сравнить «Шаровую молнию» с другими тематически похожими фильмами: «Операцией «Арго» и «Целью номер один». Первый смог передать как детали истории, так и дух приключения, стоящей за ней, а во втором фильме закулисные игры были интереснее самого события. «Шаровая молния», увы, не дотягивает до них, но всё равно иногда ощущается напряженным и захватывающим, не говоря уже об откровенно художественных параллелях, пусть и зачастую каких-то неуместных. Четко и грамотный написанный триллер сделан вполне компетентно, но эффект от просмотра скорее дистанционный, чем эмоциональный.

6 из 10
. Номинантка на «Оскар» за «Исчезнувшую» Розамунд Пайк в 2018-м году выстрелила дуплетом, снявшись в двух фильмах, затрагивающих конфликтный Ближний Восток. В первом случае это была «Точка невозврата», где вместе с ней на первых ролях был Джон Хемм, а во втором — «Операция «Шаровая молния» — кино, основанное на реальных событиях о захвате самолета, летевшего из Тель-Авива в Париж группой международных террористов.

Популярный в 90-х поджанр боевика о захватах воздушных судов за последние пару-тройку лет получил дополнительное развитие. На смену «Пассажиру 57», «Зоне высадки», «Приказано уничтожить», «Воздушной тюрьме», серии фильмов «Турбудентность», а также «Самолету президента», пришли «Воздушный маршал» с Лиамом Нисоном и проекты, основанные на событиях, когда-то имевших место быть. Был грузинский фильм «Заложники» о «золотой молодежи», которой хотелось лучшей жизни, теперь вышла «Шаровая молния», которая, на мой взгляд, получилась слишком пресной на эмоции. Ожидание нервозности от захвата и томительного ожидания заложников в надежде на спасение, сверхэмоциональные террористы, градус напряжения во время атаки террористов или в случае с удерживанием людей на складах в Уганде — все это могло представить фильм как зрелищный атмосферный триллер, где режиссер сделал основной акцент именно на эмоциональность повествования, а не на красочность и зрелищность. Однако здесь этого не наблюдается и с достаточно сдержанным экшеном (его здесь в принципе и нет), кино выдало и сдержанную порцию эмоциональности, не сумев предложить зрителю нечто наподобие «Пассажира 57» с Уэсли Снайпсом или всего того же «Воздушного маршала», когда при просмотре чувство тревоги не покидает, а временами кратно усиливается.

В подобного рода фильмах частенько бывает, что создатели заставляют зрителя сопереживать антагонисту, предлагая его вниманию эпизоды из прошлого, толкнувшие ранее хорошего парня на преступный путь. Здесь очень ярким примером вспоминается «Джон Кью» с Дензелом Вашингтоном, рассказывающий о захвате заложников в госпитале или же легендарная «Скала» Майкла Бэя, где бригадному генералу Фрэнсису Хаммелу (в исполнении великолепного Эда Харриса) просто нельзя не симпатизировать. Режиссер «Шаровой молнии» Жозе Падилья также решил сделать определенный акцент на переживаниях террористов, пытаясь показать, что и они тоже люди и у них есть место колебаниям. Однако получилось это несколько скомкано, представив одного из идейных борцов (герой Даниэля Брюля) человеком полным противоречий и до самого конца не осознающего последствий содеянного. В общем-то по его лицу и можно было догадаться, что именно он станет слабым звеном (или скорее страдающим от кариеса зубом среди здоровых собратьев) из всего квартета захватчиков. Даже героине Розамунд Пайк удалось быть крайне брутальной и решительной, но здесь возможно все дело в очках в толстой оправе.

Еще на чем хотелось бы остановить внимание — на разобщенности интересов преступников. Но это, думаю, не вина съемочной группы, ведь возможно так все и было в действительности. Палестинские захватчики хотят отомстить Израилю, немецкие захватчики хотят освободить своих братьев-революционеров, глава Уганды стремится стать героем в глазах заложников и всего мира, пользуясь тем, что самолет сел на территории его страны. Это смешение разных целей приводит к тому, что зритель может запросто запутаться в истинных мотивах, пытаясь понять, чего же на самом деле хотят эти ребята с оружием.

Впрочем, смотреть Вам. Свое мнение никому не навязываю.

Приятного просмотра.

5 из 10
. 27 июня 1976 года палестинские террористы захватили самолет компании «Air France», следовавший рейсом Тель-Авив — Париж. Экипажу было приказано сесть в аэропорту Энтеббе, недалеко от столицы Уганды. 4 июля подразделения ЦАХАЛа провели операцию по освобождению заложников, которая вошла в историю, как одна из наиболее успешных.

Хотела написать подробный пост, но стало жаль времени. В этом фильме мне не понравилось ничего, кроме костюмов и грима. Не знаю, какую цель ставили перед собой создатели, увидела примерно следующее (коротко):

Каждый террорист на борту — заблудшая овца, постоянно размышляющая, вошь она поганая или право имеет.

Их наставники — пацаны на районе.

Иди Амин — зайчик и душка, самый няшный персонаж.

Израильское правительство тех лет — компашка, по пятницам играющая в теннис или преферанс.

Шимон Перес — Румпельштильцхен. Всегда все знает, до последнего молчит, желая, чтобы остальные успели окунуться в дерьмо.

Не верите? Тогда приятного просмотра.

5 из 10
.