В тумане онлайн в 1080p

В тумане В тумане
Действие исторической драмы происходит в 1942 году в оккупированной немцами Белоруссии. Путевого обходчика Сущеню ложно обвиняют в сотрудничестве с оккупантами. Два партизана приезжают на хутор к Сущене, чтобы совершить расправу. В надежде доказать свою невиновность Сущеня пытается сделать моральный выбор в аморальных обстоятельствах.. 22 июня в 4 часа дня, решил, наконец, посмотреть драму Сергея Лозницы «В тумане» по одноимённой повести Василя Быкова. В прошлом году картина приняла участие в основной программе Каннского кинофестиваля и получила там приз ФИПРЕССИ за лучший фильм.

До этого Лозница был знаком мне лишь по 50-минутной работе «Блокада» 2006-го года, посвящённой жизни осаждённого в годы войны города на Неве. Это была чрезвычайно талантливо смонтированная компиляция из редких кадров хроники, снятых нашими военными операторами. Из небольших фрагментов (ручные камеры того времени заряжались всего 30 метрами плёнки) Лозница тогда создал цельное полотно о жизни Ленинграда и ленинградцев. В «Блокаде» не было произнесено ни единого слова, весь фильм был построен на сильной атмосфере отчуждённости и отрешённой созерцательности.

Его новая работа «В тумане» рассказывает историю о деревенском мужике Сущеня, который, попав под немецкую оккупацию, стал работать на местной железной дороге. Однажды вместе с тремя товарищами он портит железнодорожное полотно. Оккупанты ловят саботажников, вскоре троих вешают, но Сущеню почему-то отпускают. Все в деревне считают его предателем, жизнь становится невыносимой, но и покончить с собой он не может, ведь окружающие это расценят как признание вины. Оттого со спокойным смирением он встречает двух партизан, которым приказано его расстрелять…

В то время, как многие российские режиссёры, не имея ни достаточных средств, ни соответствующих навыков, пытаются снимать картины в духе Голливуда, Сергей Лозница, очевидно, ориентировался на европейское фестивальные кино. Его фильм — это, главным образом, слегка обесцвеченная, по-европейски красивая и стерильная «картинка». Герои немногословны и выдерживают пространные паузы в диалогах. Очень длинные планы подчёркивают неспешность развития сюжета.

Говоря языком того десятилетия, в котором происходят события фильма, режиссёра хочется обвинить в формализме. Кино действительно получилось красивым, даже стильным. Но атмосфера отрешённости и созерцательность, отлично сработавшие в «Блокаде», играют уже против фильма «В тумане». Главная проблема в том, что его просто довольно скучно смотреть.

Кадры выстроены безупречно, актёры играют на удивление здорово, но сюжет, при хронометраже в два с небольшим часа, размазан по картине слишком тонким слоем. И я склонен полагать, что дело не в какой-то моей испорченности Голливудом — ведь такие созерцательные работы, как «Космическая одиссея: 2001» или «Коянискатси» я в своё время смотрел взахлёб и на одном дыхании.

Казалось бы, в фильме Лозницы даже есть душа, но она похоронена излишним нагромождением изобразительных приёмов и образов. За ними не видно самого главного — того, что зрителю приходится додумывать самому — метаний и мук человека, которому некуда деться ни на этом, ни на том свете. Режиссёр решил снять своё кино так, как сейчас модно в Европе: холодно, бесстрастно, безучастно. Но в итоге красивая форма наносит ущерб содержанию.

«В тумане» — кино хорошего среднего уровня. Сделано качественно и с большим старанием, но в определённой степени бездушно. Это один из очень и очень немногих российских фильмов о Великой Отечественной войне, к которому не хочется применять такие эпитеты, как «бездарный», «богомерзкий», «тошнотворный». ­ Так что на общем фоне он смотрится вполне выигрышно. Посмотреть фильм Лозницы можно, но заранее запасшись терпением и отказавшись от чрезмерно высоких ожиданий.
. «В тумане» (Сергей Лозница), снятая по повести Василя Быкова и, получившая приз ФИПРЕССИ в основной программе Канн’12.

Сергей Лозница — режиссёр документалист, не так давно, как и многие другие, «пересевший» на художественные фильмы. Записан обществом в ярые антисоветчики и «антироссиянины».

Сама картина напоминает некую упрошенную, аскетичную, вариацию на тему, поднятую в «Восхождении» Ларисы Шепитько, снятой всё по тому же Быкову. Экзистенциализм военного времени, передаваемый через тему партизан, полицаев, о морали, нравственности, патриотизме, душевной чистоте, вере и человечности.

В отличие от «Восхождения» герой не предавал ни страну, ни себя, но был предан обществом. Уважаемый многими, добродушный человек, в одночасье стал изгоем, оставшись наедине со своей правдой, душевной чистотой и высоко-духовностью, в которые никто не верит, проецируя свою низменность, эгоизм и страхи на героя, что для него страшнее смерти.

Но, главным отличием от Быковского произведения, снятого Шепитько, я считаю, является то, что при явной, последовательной и прочерченной религиозной подоплёке, акцент на неё делается лишь образно-визуальный.

Владимир Свирский показывает невероятную игру, отдалённо напоминающую классическую школу. Взгляды, монотонность и отрешенность монологов, поведение, да и всё игра в целом, полноценно передают потерю веры, душевные терзание и опустошение героя.

Не смотря на то, что в своей второй художественной работе, Сергей таки доказал особую любовь к пафосным, молчаливым, европейским финалам, фильм получился, пусть менее самобытнее, но гораздо сильнее и качественнее его художественного старта — скандальной картины «Счастье моё»(2010). Хоть, я и не любитель сравнивать велосипед с апельсином, но в данном случае, просто приятно видеть явный режиссёрский прогресс и, при желании, даже найти сходство в этих двух совершенно разных вещах.
. Скажу сразу, ставлю отрицательную рецензию. И вот почему.

Сейчас на повестке поругание СССР и воспевание фашизма, так?

Ну так вот, тут равновелико как поругали партизанов, так и фашистов с полицаями. Напрашивается вывод что коммунизм, что фашизм одно и то же.

Вот какой сделает вывод тот кто смотрел, но не читал.

Тот кто читал книгу увидит подвох. Мораль книги Быкова в том, что человек должен оставаться человеком в любых условиях.

Как Сущеня не стал предателем и когда его пытали и когда свои же по ошибке пришли расстрелять тоже вел себя достойно.

В контрасте с Войтиком, который при сравнительно небольшом нажиме со стороны 2 полицаев сдал красноармейца. Вот где смысл то. Но передается он читателю
. Здесь же в этом фильме оставили внешние обстоятельства, диалоги, то есть шелуху. С одной стороны не погрешили и вроде бы передали книгу, но в одно и то же время извратили ее смысл до нужного теперь уравнения фашизма и коммунизма.

В целом же фильм смотрится довольно убого и скучно. Два часа какой то тягомотины, то спину покажут, то ворону, то елку…

Пустое какое то кино, бездушное. Такое снять нужно уметь, ведь книга то какова!

Воплотили как сейчас все и делается, ничего нового. Взяли подходящую идею из книги, подправили под «нужное» теперь мнение аккуратно по иезуитски, и все, денежки в кармане, звенит библейское серебро…
. Второй художественный фильм Сергея Лозницы, также, как и дебютный «Счастье мое», попавший в основную программу Каннского кинофестиваля, заставил говорить о режиссере, как о новом явлении в мире русскоязычного кино. «В тумане» поставлен по одноименному роману Василя Быкова, и повествует о путевом обходчике Сущене, который оказался поставлен перед тяжелым выбором в годы Великой Отечественной Войны, будучи обвиненным в сотрудничестве с фашистами. Действие, основанное на реальных событиях, разворачивается в оккупированной немцами Белоруссии в 1942 году.

Удержаться от сравнений «В тумане» и «Счастье мое» довольно тяжело, так как у обеих лент оказываеся немало общего — тот же путь главного героя в никуда, флэшбэки, призванные внести ясность, едва заметная новеллизация повествования, когда оно почти незримо делится на несколько связанных между собой историй. Сравнение идет явно не в пользу этой работы. Фильм утопает в длительных паузах, которые даже не компенсируются диалогами героев, потому как диалоги оказываются довольно скупы (кроме финального монолога главного героя). Излишняя медитативность повествования начинает оказывать эффект пресловутой многозначительности. А вот что здесь доведено до совершенства, так это техническая сторона. Даже слишком идеальные кадры, запечатленные оператором Олегом Муту, оказывают магическое действие и переводят картину в разряд сугубо созерцательных. Безупречна также работа со звуком. К сожалению, это царство потрясающе выверенных кадров белорусской природы оказывается интересным лишь с визуальной точки зрения, где остальные признаки кино оказались упрощены и даже приобрели какую-то «картонность».
. Прежде всего хочу сказать, что фильм совсем не плох. Во-первых, потому что первый игровой фильм Лозницы
 — филигранный шедевр. Во-вторых, номинации на двух фестивалях что-нибудь да значат. В-третьих, есть здесь интересные мысли.

Но чем больше я смотрю фестивальные фильмы, тем яснее усматриваю нехорошие тенденции такого кинематографа. Беру навскидку: кичливая пошлость
(5 фестивалей, 3 награды), мастерская провокация
(взял Оскара и Золотой глобус, победа в Каннах), фруктово-овощной винегрет
(2 фестиваля). Все эти фильмы несут какой-то посыл обществу, но режиссёры в попытке развить мысль ходят вокруг-да-около, иногда включают дефибриллятор, чтобы реанимировать ушедших в киносны зрителей (то ягодичным стейком Фассбендера, то яркими перевоплощениями Дени Лавана, а то и бессмысленной смертью в «Скрытое»). Хотя бывает, что режиссёры всё-таки радуют. Тот же
, особенно
.

И вот второй фильм Лозницы «В тумане» — меланхоличное увядание загадочной славянской души, эдакий выдох от первого фильма. Чтобы не пересказывать сюжет, замечу только, что нитью, на которой держатся драматические события в жизни главного героя Сущени — это
. Его не повесили вместе с другими саботажниками, потому что он не смог выбрать между смертью и предательством. Да и в саботаже он не участвовал, только наблюдал. И не смог бросить умирать своего потенциального палача.

Фильм без титров длиться 119 минут и в основном нам показывают лес, село, полицаев. Есть интересные события в домах, там и диалоги «кудрявей». А вообще диалоги ужасно скучны из-за длиннющих пауз в них. Да и всё в этом фильме сильно размазано по всему хронометражу, как недоеденная манная каша по тарелке. Я люблю манную кашу, но на завтрак и в глубокой тарелке. А в фильме — увольте. Собственно в этом фильм полностью оправдывает своё название, вы в глубоком тумане от начала до конца, хотя смысл в фильме всё же есть.

Что ж, теперь решайте — смотреть или не смотреть фильм, учитывая его явную фестивальную направленность, длинный хронометраж и расплывчатую философию смысла.

А я бы рекомендовал «Счастье моё» Лозницы, «Собачья жара» и «Рай: Вера» Зайдля. Там драматичность и смысл находят свой апогей.

5 из 10
. Главным плюсом картины я назвал бы нешаблонность и многогранность характеров, в ней обыгранных, хотя это, наверное, больше заслуга писателя Василя Быкова, по одноимённой повести которого Лозница и снял свой фильм.

Действие происходит в оккупированной немцами Белоруссии в 1942 году. Главный герой — путевой обходчик Сущеня, обычный белорусский мужик, работяга и семьянин. После неудавшейся диверсии на железной дороге его троих товарищей-обходчиков вешают немцы, а ему предлагают сотрудничество. Несмотря на отказ, ему сохраняют жизнь и отпускают. Почему? Сущеня и сам не знает. Он и рад бы висеть вместе с товарищами, но всё сложилось так, как сложилось. И теперь все считают его предателем, думая, что он вступил в сговор с оккупантами. Даже собственная жена ему не верит. Как дальше жить?.. Но он живёт. И ждёт. И дожидается. Через три недели, поздней ночью, за ним приходят два партизана — Буров и Войтик. Один — герой, другой — крыса. Приходят, чтобы отвести в лес и расстрелять, как предателя. Сущеня не сопротивляется, для него смерть — это избавление от мнимого позора. Но в итоге всё получается совсем по-другому…

Тяжёлый фильм, на самом деле. Страшно представить, сколько таких вот эпизодов было во время Войны, о которых так никто и никогда не узнал. Сколько людей приняли наказание, будучи невиновными, и сколько крыс выжило, умалчивая о поступках, о которых никто никогда не узнает? С другой стороны — кто, кроме Бога, имеет право судить? И есть ли уверенность у каждого из нас, живущих сейчас, в убаюкивающем тумане современной российской реальности, что на месте того или иного персонажа фильма поступил бы иначе? Страшно подумать и страшно представить…

Постановка, актёрская игра, работа оператора — всё в фильме на высшем уровне. После просмотра второго полнометражного художественного фильма Сергея Лозницы я испытал поистине колоссальное уважение к режиссёрской работе этого человека. С нетерпением жду его следующего фильма!

Сильное кино.

9 из 10
. Мне кажется только подобные фильмы, без лишней стрельбы и оглушающих взрывов, способны показать истинное лицо войны. Здесь нет героев и предателей (я не могу полицаев назвать таким громким словом как предатель, они падшие люди, мне их жаль), здесь есть люди, которым хочется жить, они просто выбирают разные пути — кто-то уходит в лес и даёт отпор, кто-то прогибается и теряет право называться человеком, а кто просто пытается остаться в сторонке и всё это, чтобы сделать очередной вдох, это их выбор, их совесть и только время вправе судить и оно показало кто был верен в своём жизненном выборе.

В фильме три главных героя — два партизана и, якобы, предатель, простой житель деревни. Показаны поочередно их истории, их характеры, авторы сталкивают их лбами и показывают кто есть кто. Простой житель, которого фашисты ошибочно обвиняют в диверсии, они пытаются его завербовать, запугивая казнью через повешивание с другими пойманными партизанами, их предложение он стоически отвергает. Немцы немного разобрались в психологии партизан и отпускают его, зная, что ему всё равно не избежать расправы, только уже от своих. Его монолог про доверие запал мне в душу, вся деревня, в которой он прожил всю жизнь, от него отворачивается, им легче поверить врагу и в низость односельчанина, он не понимал как это возможно, потому что был настоящим человеком, которого не поменяют ни какие обстоятельства.

Также были два партизана, абсолютно разного содержания. Один из них суровый, но справедливый, уважающий чужую жизнь и смерть, готовый и умереть сам, трусостью он не страдал. Другой, какой-то вертлявый тип, который при первой же опасности сдаёт партизан и его отправляют произвести расправу, ирония судьбы. У него не хватило смелости пойти в полицаи, но и воевать, быть мужчиной смелости у него тоже не хватает, жалкое зрелище.

Работа оператора и режиссёра и актёрская игра, были просто на высоте. Любой актёр, играй он даже третьестепенного персонажа, смог передать трагизм того времени, здесь нет массовки, здесь есть актёры.

Мне, вот только, не очень понравилась концовка, а точнее я с ней в корне не согласен. Такой поступок не в характере человека, который наделён моральными принципами, в первую очередь, он подумает о семье, раз уж так разрешилось дело и плевать на пересуды.

Фильм настоятельно рекомендую к просмотру, это хорошая, атмосферная, правдивая военная драма, драма жизни наших предков. Для большинства людей война именно таковой и была, отсутствие какой-либо драматизации, просто попытка выжить во чтобы это ни стало. Мой дедушка из Белоруссии, он всё своё детство провёл в лесу, по болотам, он рассказывал, но не охотно и совсем немного — он видел войну, он видел как умирают люди, не было каких-либо великих геройских поступков, они выживали, а кто больше не мог, тот просто тихо умирал. Он, мой дедушка, выжил, для меня он не просто герой, а живой герой, который видел невообразимо ужасные вещи и не разучился улыбаться.

Приятного просмотра!!!
. Есть человек, который привык поступать всегда прямо и честно («но да будет слово ваше: «да, да»; «нет, нет»»), и до определённого момента это комфортно и ему самому и окружающим его людям. Но когда жизненные обстоятельства резко меняются (война), то поведение большинства людей вдруг резко приобретает неожиданные размытые оттенки ("туман»), в попытке приспособиться и выжить. И когда главный герой продолжает оставаться и в «войне» тем же самим собой, то он осознаёт свою отторженность от других. Ему не верит никто, даже самый из возможно близких людей, жена, сомневается в нём. Попытки объяснить другим то, что правда всегда остаётся правдой и что невозможно поступить по другому, то есть против этой правды, наталкиваются на неверие и непонимание.

Да, это не Истина, а правда Сущени, которая звучит в его словах немцу о том, что он не может работать на них, так как это невозможно именно из-за абсолютности этой аксиомы внутри героя; которая в аккуратности вырезания собачки для сына и придании аккуратности трупам партизан; в словах о неправильности его расстрела в избе и закапывании его тела в торфе возле реки… Сущеня понимает, что чем дальше он будет жить, тем более он будет затягиваться в этот убийственный водоворот невозможного словесного объяснения, внутренних мук от режущего контраста правды с её порядком и красотой внутри него и усиливающихся потоков неправды с её хаосом и уродством вне его, приводящего во внешних деяниях к смертям других людей. Не найдя ничего, за что бы он мог зацепится в жизни, он стреляет в себя.

Главный герой находится между двумя крайностями, изображёнными двумя партизанами, пришедшими за ним (Войтик — «трус», Буров — «напролом»), не выбирая не одну из этих крайностей. Сущеня не разу не проявил трусости, но в то же время, он и не берёт в руки оружие, чтобы убивать немцев. В эпизоде с порчей железнодорожных путей, он выступает против этой затеи, выглядя при этом инфантильно и трусливо, но дальнейшие события показывают правильность его действий (подобно мудрой матери Бурова, чувствующей, к чему в результате приведёт уничтожение машины её сыном).

В фильме отчётливо показано действие Божественного Провидения, незримое, но неумолимое. Если Войтик постоянно попадает в ситуации, когда его обнаруживают, что открывает его трусость, то в отношении Сущени Оно до последнего бережёт его (спасая от повешения, от расстрела, от обнаружения в лесу). Сущеня не видит этого, так как занят внутренней войной, но возможно именно Божественное Провидение спасает в итоге для вечности его душу, уничтожая бренное тело.
. В юности мы с друзьями снимали фильмы на кинокамеру «Аврора». По проществии времени эти снятые метры пленки кроме чувства умиления по поводу прошедшего детства никаких чувств в душе не вызывают, потому как полная самодеятельность. Сразу скажу, сел смотреть этот фильм в хорошем ожидании, потому-что люблю творчество Быкова, но… с первых кадров становится понятно о полной профнепригодности режиссера — массовка приблизительно одетая «по эпохе» старается что-то изображать, два человека (уже не массовка) едут по лесу на лошадях и тоже пытаются (изо всех сил) что-то изображать.

Длинные паузы, во время которых эти два «героя» смотрят в разные стороны — один в камеру, а другой куда-то вверх. Картина крестьянской белорусской избы, где на стене висит ковер со среднеазиатским узором (вспомните, это 40-ые, а не 70-е), освещена изба судя по всему мощными софитами с потолка, хотя якобы свет дает только керосиновая лампа на столе. В общем все это напомнило мои юношеские экзерсисы в кино. Но как же обидно из-за таких халтурщиков за наш российский кинематограф!

0 из 10
. «
» (Откровение Иоанна Богослова 3:15).

Температура и визуальная точность Лозницы, воспетые кинокритиками, по иронии судьбы, главный недостаток этого фильма. Режиссер, нагрузив себя миссией борца с мифами войны (см. его интервью) и экзистенциальными проблемами, взялся за работу, сделать которую абсолютно «холодной» не давали сюжет и тема, а довести градус до температуры плавления, хотя бы свинца, он явно не хотел. В итоге, становится не совсем понятным, на какого зрителя и на что рассчитывал Лозница, снимая такой фильм, тем более что простой посыл режиссера-мифоборца: «всё, мол, было не так однозначно в те страшные годы», по нашим искушенным временам почти трюизм.

Как бы там ни было, зритель постсоветского пространства имеет свою эстетику такого большого направления как «кино про Великую Отечественную Войну», которая всё-таки базируется на «пристрастности» режиссера, потому что ни одна семья на этом пространстве не осталась «беспристрастной». И не надо быть настолько внешне отстраненным от происходящего перед кинокамерой, чтобы снимать экзистенциальную драму о неоднозначности военных времен. Например, великому Алексею Герману это не требовалось в «Проверках на дорогах». И даже Лариса Шепитько, тоже экранизировавшая одну из повестей Василя Быкова, на мой взгляд, очень посредственного писателя с хорошими сюжетами, не нашла нужным так отстраняться от этических перипетий, а пропустила всё через сердце, пусть образ Сотникова-Христа и вызывал у меня сомнения.

Ко всему прочему этой ровной и четкой экзистенциальной драме вторит язык киногероев, который контрастирует с их образами и создает эффект ряженых. Просто, на мой притязательный взгляд, Лозница, уроженец Белоруссии, мог бы дать себе труд также тщательно, как с кадром, поработать с гладким русским переводом повести «У тумане» беларускага пісьменніка, и сделать, например, из персонажа с такой звучной фамилией Сущеня не петербургского интеллигента, а парня из белорусской деревни, который хоть местами, хоть в акценте, но обращается к национальному языку.

Таким образом, я не знаю, что мне делать с этим фильмом, не «холодным» и не «горячим», куда его пристроить в сердце и памяти. А восхищаться и обсуждать ТОЛЬКО профессиональный аспект фильма про Великую Отечественную Войну я не желаю, не досуг.

«
» (Откровение Иоанна Богослова 3:16).
.